Легенды Крыма

Жил когда-то в Ялте турецкий правитель всей округи Амет-ага (должностное, чиновье или вообще важное лицо). Более злобногопритеснителя не встречали еще жители Южного берега.

Подробнее  

На черноморском побережье,
Где ароматов полон зной,
 Где моря синего безбрежье,
Дни проводил рыбак с женой.

Подробнее  

Вот смотри, крепкие стены Кырк-ора (татарское название Фулл), ух, какие крепкие! Если ты вот так даже руки разведешь, стену все равно не обнимешь. Толстые стены, крепкая крепость. И ворота же­лезные и замки, наверное, каждый с пуд. А за стенами кто жил, знаешь?

Подробнее  

В далекое средневековье пятиглавая Бойка, защищенная крепостными стенами и укреплениями, рвом на узком хребте между Бойкой и яйлой, а также естественными обрывами, представляла собой большой замкнутый удел, состоящий из шести поселений, объединившихся вокруг большого храма Спасителя. Построенный из тяжелых глыб дикарного камня на седловине между горой Сотира и хребтом Курушлюк, где рядом проходила дорога на Южнобережье, храм по своим размерам был самым большим в горах Таврики. Пол его украшала разноцветная "мозаика" из плит местного конг­ломерата. Перекрытие храма составляли легкие арки и своды из известкового туфа, а крышу покры­вали гладкие песчаниковые плиты.

Подробнее  

Взойдите на Отлукая (небольшая гора по правую сторону шоссе из Коктебеля в Отузы) и поглядите на Коктебельский залив. Что за вид! Море синею эмалью врезалось в широ­кий, ласковый пляж и слилось на горизонте с лазурью южного неба. Как крыло чайки, бросившейся в волну, бе­леют паруса турецких фелюг, и дымок парохода убегает за дальний мыс Киик-Атлама. Ушли все, и только один парус застыл на месте. Дни и ночи, годы, сотни и тысячи лет он не движется с места. Окаменел. И моя мать расска­зывала, бывало, в детстве, как это случилось.

Подробнее  

В очень давние времена, когда Южный берег Крыма был под властью турецкого султана, жил в деревне Мисхор скромный труженик Абий-ака. Жил он в хижине вблизи моря и неутомимо работал на своем маленьком винограднике. Слыл старик Абий-ака честным работящим человеком и пользовался почетом и уважением у всех односельчан.

Подробнее  

Чем ближе к Ильину дню, тем ниже нависают облака, душнее становится воздух и чаше ночные грозы. А в Ильин день затемнятся облака, забегают змеи мол­ний и треском громовых раскатов напомнит о себе пророк. Беда попасть тогда в море. Хорошо, если только сорвет снасти. Иной раз закружит судно, швырнет на скалу и щеп­ками выбросит у мыса Ильи.

Подробнее  

В отдаленные времена в горах Крыма обитали лишь дикие звери. Много было среди них огромных кровожад­ных медведей. Хищники уходили далеко за горы, появля­лись на равнинах, нападали на живущих там людей. На­брав побольше добычи, опять скрывались в лесных дебрях. На самом берегу моря поселилось стадо огромных зверей. Управлял им вожак — старый и грозный медведь.

Подробнее  

Спуск с Ангарского перевала на Южный берег... Дорога извивается змеей. С левой стороны все время от подошвы до вершины видна гора Демерджи. После Чатырдага это самая красивая гора в Крыму, говорят местные жители. Сколько часов имеет день, столько раз меняется ее цвет. Будто радуга переливается по ее склонам. Днем, когда все залито солнечным светом, можно заметить на горе скоп­ление глыб, словно великан отрывал их от вершины и скла­дывал в кучу. На стороне, обращенной к долине, видны каменные колонны, сказочные фигуры, — не то люди, не то животные. Стоят эти причудливые изваяния рядом с обык­новенными скалами и как бы спрашивают: «Узнайте, кто мы такие, как мы попали сюда». О них старожилы расска­зывают множество легенд. Вот одна такая легенда.

Подробнее  

Не искал почета, не искал золота; искал правду. Когда увидел —ушла правда, тогда умер Кемал-бабай. Сколько лет было Кемал-бабаю, не знали. Думали — сто, может быть, двести.
Он жил так долго, что вся деревня стала родней; он жил так много, что дряхлое ухо не различало шума жизни, а глаз перестал следить за ее суетой.

Подробнее  

Свиреп и грозен был хан Крым-Гирей. Никого он не щадил и никого не жалел. Сильный был хан, но сила его уступала жестокости. К трону пришел кровожадный Крым-Гирей через горы трупов. Он приказал вырезать всех маль­чиков своего рода, даже самых маленьких, кто был ростом не выше колесной чеки, чтобы никто не помышлял о вла­сти, пока он, хан, жив. Когда набеги совершал Крым-Гирей, земля горела, пепел оставался. Никакие жалобы и слезы не трогали его сердце, он упивался кровью своих жертв. Трепетали люди, страх бежал впереди имени его.

Подробнее  

...Столпы скал, мощные и монументальные, будто поддерживали грозовое небо, где метались низкие лохматые облака. Иногда они сталкивались — и вниз падали фосфорические молнии. При фиолетовом свете появлялись размытые контуры утесов, камней, стен, так похожие на страшных сфинксов, змей, удавов, чудищ с острыми клыками, шиловидными хвостами, когтистыми лапами. Чем темнее станови­лась жуткая ночь, тем больше шевелились чешуйчатые тела, выползали многоголовые гидры, гигантские мохнатые гусеницы с ярко окрашенными бородавками.
Подробнее  

Случилось это давным-давно. Земля расцветала благоухающими пышными цветами. Тропические ливни орошали земное царство. Алые лучи солнца несли зеленому миру свет и тепло.Однажды Лесной царь устроил летний бал. Со всех уголков мира пожаловали приглашенные. Через горные перевалы, глубокие моря, быстрые реки, песчаные пустыни добирались гости на скалистый мыс у моря. Три дня и три ночи веселились деревья и цветы. На балу познакомились красноствольный краса­вец Тис и изящная Орхидея Венерин башмачок, Папоротник листовик сколопендровый и Иглица подъя­зычная. Всю ночь они танцевали у лунного моря.

Подробнее  

Вторая половина VII века в Таврике. Сюда стали переселяться из Восточной Византии иконопочитатели, гонимые иконоборческим правительством. Епископ Готской епархии Иоанн, страстный иконопочитатель, задумал вбить клин между Византийским правительством, ставшим враждебным церковной и фе­одальной партии Иоанна, и хазарами, в ту пору уже властвовавшими над Готией. Сейчас между Византи­ей и хазарами был военный союз в борьбе против арабов. И этим живым клином должен был стать простой народ Готии, страдавший от двух господ — хазар и своих феодалов.

Подробнее  

В те далекие времена Южный берег был покрыт дремучим лесом, но селения уже соединились узкими тропинками.Среди безлюдных скал Симеиза появился отшельник.
Долго не знали, кто он. Однако людская молва все-таки принесла рассказы о его жизни. Покачали головой люди. Много страшного было занесено в книгу дней этого че­ловека.
Беспощадный и жестокий воин, он долгие годы огнем и мечом опустошал многие страны, разорял города, жег селения, усеивая свой путь десятками трупов беззащит­ных стариков, детей и женщин.
Особенно много было на его совести девушек: их захватывал он и себе на утеху и для продажи в неволю.

Подробнее  

Однажды сын хана Менгли-Гирея поехал на охоту. Он спустился из крепости в долину. Сразу же за крепостны­ми стенами начинались дремучие леса, полные дичи. Для охоты выдался удачный день, гончими и борзыми затра­вили много лисиц, зайцев и даже трех диких козлов.

Подробнее  

Среди пиратов Понта своим коварством и жестокостью выделялся Тавр. Исполинский рост, огромная физическая сила сочетались в нем с мужеством, смелостью и коварством. Он был умен и хитер. Тавр в переводе означает Бык, кличку ему дали греки. Нападения Тавра и его пиратов всегда были внезапны и беспощадны. Они грабили и топили торговые суда, медленно плывущие мимо скалистых берегов. Своих кораблей тавры не имели, они были горцами и, спускаясь к морю, хоронились между утесов, выслежи­вая путь купеческих судов. А в тайных бухточках у них стояли на приколе легкие лодчонки для окруже­ния тяжело груженных кораблей. Понтийский царь Митридат поддерживал пиратов, если они нападали на римские суда,   или   купцов, торгующих с римскими областями.

Подробнее  

Закончив мира сотворенье,
Достойного себя, Аллах
От дел почуял утомленье,
Себя прославив в тех трудах.

Подробнее  

Есть в Бахчисарае камни. Посмотришь — задумаешься. Человек — не человек высекал, как же получились такие? Вот люди сидят, застыли, большая семья. А рядом два камня высоких, на макушке как будто шапочки. И хотя все видят — камни, а называют как людей. Есть и на Каче камни, на людей похожие.И вот что рассказывают о них.

Подробнее  

Это случилось так давно, что даже Черного моря еще не было, а на его месте шумел громадный оке­ан. Над водными просторами гуляли молодые уп­ругие ветры. Но обмелел океан, рождая горы и сте­пи, долины и ущелья. Из синих водных глубин по­явилась скалистая земля, и ветры облюбовали ее для своего приюта. Они подолгу носились над пен­ными валами, а отдыхать и набираться сил приле­тали на горное плато. Здесь в бирюзовые небеса вон­зились каменные башни. В зубчатой исполинской короне искрились капли ночной росы, излучавшей синий свет. Тут и поселился царь Ветров.

Подробнее  

  • 1
  • 2